Смерть познание

Еще одним безусловным подарком близости смерти стало для меня вполне очевидное осознание своего ключевого свойства, основного источника сил.

Вот есть у человека эдакая базовая энергия, которая, условно, сдохнет в нем последней))

Мы часто даже не догадываемся, что именно является в нас основным топливом, что сработает тогда, когда все остальные чувства будут отключены, подавлены, заморожены…

И я сейчас хорошо понимаю, что без этого ключевого ресурса ничего бы не получилось…

Что и как именно вообще можно было чувствовать в подобном периоде жизни? Визиты по врачам с бесконечным анализами, предварительными процедурами, поездками через всю белокаменную из одних гребеней в другие с результатами этих обследований, подъемы в 6 утра, ограничения в еде и не только (подготовка весьма жесткой получилась)…

Вся моя остальная жизнь тогда состояла из редакторско-переводческих подработок и скудных встреч с друзьями и личной жизнью. На частые и интенсивные меня самого уже не хватало. Отдыхать на тот момент я мог только в книгах. Я даже не помню, какое тогда было время года — видимо, «время года — метро»)) Мне лишь смутно казалось, что все время тянется бесконечная зима, а потом, вдруг, я обнаружил себя в послеоперационной палате…. поздним летом.

Я не вздрогнул, когда мне еще до того показывали кадры операций и послеоперационных состояний других пациентов (впрочем, меня не запугивали, нет, врачи были хорошие и лишь честно предупреждали обо всех возможных последствиях), я перестал чувствовать острый дискомфорт от посещения медучреждений, я практически перестал чувствовать вообще какую-либо боль и волнение. Меня тогда, кажется, на живую можно было резать без особых последствий. По-другому было невозможно. Если вдаваться вообще во все то, что я проходил и что ждало меня дальше — вряд ли от таких чувств были бы какие-то силы. Оставалось только сжать зубы и идти, стараясь не вовлекаться ни в какую боль и ни в какие переживания.

Я принял решение и собирался прийти к финишу, уже не важно, к какому — но прийти, а не застрять по дороге в панике и ужасе, пустых раздумьях и не менее бессмысленных переживаниях.

И если бы кто-нибудь из «подкованных» попытался бы мне тогда вбросить про «проживание жизни как есть» или про «побудь в этом» или про «подавлять чувства вредно» — то тут я уж точно не постеснялся бы проявить чувства и задушил бы таких советчиков и экспертов своими руками. Но желающих, слава богу, не нашлось))

В принципе этот акт самозаморозки был вполне осознан мной. Как говорится, возможно все, но только если ты охренел до нужной степени. А чтоб до нужной — действительно необходима была изрядная доля отмороженности.

При этом я хорошо понимал, что если никаких чувств не будет совсем — то это будет уже депрессия (и хоть я к тому моменту не успел еще всерьез выучиться на психолога, эта идея для меня была вполне прозрачной). Нужно было то, на чем ехать, позарез нужно было топливо…

Сейчас я уже точно не помню, в какой именно момент я это осознал, но работать оно начало буквально сразу, и как только внутренняя заморозка достаточно «схватилась», проявилось то, что, видимо, умрет во мне последним, то, что способно работать в обход всего остального, то, что является моим аварийным режимом, запасным парашютом/вторым регулятором/страховочным тросом/подушкой безопасности, чувство, впаянное в фундамент психотипа и всей моей личности.

Это чувство оказалось исследовательским интересом, красиво говоря — жаждой познания. Оказалось, что моей движущей силой было именно это. И действительно, позже в жизни я не раз находил этому подтверждения. Меня вело не стремление к добру/любви/радости, и еще меньше в качестве топлива меня привлекали злость/желание мстить или страх. То, что не отвалилось от меня даже в самых жестких условиях, оказалось стремлением познавать все, что вообще можно было познать. И даже состояние за гранью, где может не оказаться привычных инструментов познания, привлекало меня как раз интересом к тому, а ЧЕМ же я там буду в итоге познавать и что?))

Помню, как, мучимый привычной бессонницей в те периоды, писал в дневнике:

…Я хочу знать правду. Я не хочу просто какую-нибудь комфортную теорию, которая худо-бедно заткнет дыры во всяких неудобных местах картины мира, и я начну прикрываться случайностью или непостижимой волей божьей… Это — лишь способ расписаться в полном своем бессилии и готовности отдать свою жизнь в какие попало руки, позволить ею распоряжаться без моего волеизъявления. Нет уж. Пусть правда будет сколь угодно неприглядной и пусть она разрушит все мои — если таковые еще остались — иллюзии, но я хочу знать, как все устроено, а не успокаивать себя хоть чем-нибудь, лишь бы не ужасаться и не бояться будущего. И в том числе я хочу знать, почему именно я и почему именно так….

Забегая вперед, могу сказать, что на ключевые вопросы об этом я ответы получил.

Но одним из главных открытий того периода стала неубиваемость ключевого чувства, фундаментального источника моих сил и — как уже сейчас понимаю — того, что как раз является сквозным, пришедшим не из этой жизни и не из этой личности, а наоборот — сформировавшим личность такой, какая она есть, и заключавшим в себе все миссии и смыслы этой личности еще до ее рождения.

Помните, в самом первом тексте я писал о пришедшем в какой-то момент ощущении «весь я не умру»? Так вот первое, через что я это почувствовал — и была фундаментальная жажда познания, которая не готова была умереть даже за гранью — она готова была познавать и то, что там, в этом неведомом мире. Она шла туда не в отчаянии и ужасе, а с интересом, и этот интерес фактически мог пережить мою телесную оболочку. Я чувствовал, что он — сильнее моего тела, сильнее моих чувств, сильнее даже рассудка. Что он как таракан — выживет даже в атомную войну))

Это осознание осталось со мной надолго. И позже помогло мне сформировать важную часть моей личности, давшую мне очень большой кусок равновесия — Наблюдателя.

Как мне думается теперь — важно, для начала, знать о том, каков этот фундаментальный ресурс в человеке, каковы его силы, возможности, и как именно сам человек может на него опереться, как им пользоваться.

А я сам — вполне достаточно воспользовался и продолжаю пользоваться этим ресурсом до сих пор весьма результативно.

 Антон Несвитский©