Непроработанная неуверенность в себе «Синдромом Ассоль» принято среди определенного круга психологов называть синдром бесплодных ожиданий. Однако, сама повесть «Алые паруса» навела меня на иные мысли. На фоне этого литературного произведения я попробую порассуждать о тонкой грани, которая есть в жизни женщины: где этот хрупкий водораздел между сохранением себя, верностью своей мечте и действительно бесплодными ожиданиями?

Сказок о прекрасных принцах, которые когда-то приедут и увезут в прекрасный замок от всех превратностей судьбы — масса. Девушки читают их в детстве, потом их же — в любовных романах, иногда видят их же среди классической литературы. И ждут, казалось бы. Но во все времена по-разному. В наши времена ждут куда реже. Бывает и наоборот — бегут и стараются побыстрее ухватить лакомый кусок. Уже с раннего детства подготовленные иными мамочками в духе: «Нечего ждать принца — выбирай такого, чтоб с квартирой, машиной, и достатком. И ничего что лысый и страшный, любовь пройдет, а детей надо будет на что-то растить. Не хочешь же, как я, двоих одна поднимать? Тоже ведь принца ждала….» И девушка порой усваивает эту простую истину наших дней. А кого-то, несмотря на увещевания мамочек и тетушек постигает и иная, протестная мысль: «Нет, у меня-то точно будет принц! И он будет с достатком, но при этом красивый и любящий, ведь я-то — не мама!» Итог таких историй бывает разным. Но начнем, собственно, с самой Ассоль.

Детство ее и юность красотой и богатством не отличались. Сначала деревня невзлюбила ее отца, потом — ее саму. С ней никто не хотел дружить, а все ее попытки сближения с людьми были неудачны. Так происходит со многими и сейчас.

Полина, 26 лет. Пришла ко мне с тем, что у нее так и не было еще серьезных отношений. И несерьезных тоже, можно сказать, не было. По крайней мере, не было секса. А секс, думала Полина, дело серьезное. Думаете, в наше время такое нереально? Ошибаетесь. Таких девочек ко мне приходит много. И все, в общем-то, просто. Допустим, девочка немного не подходит той социальной среде, в которой живут ее родители и сверстники. Умнее, например. Или тоньше. Не попадает «в струю» с одноклассниками по причине иного темпа и направленности развития. Возможно, слишком увлечена учебой. Возможно, у нее другие границы корректности. Или другие потребности в общении. А таких детей и взрослых, которые бы дали возможность почувствовать себя «своей» — нет в окружении. И такой человек все сильнее замыкается в себе. Даже когда случается переход на другие уровни социальной жизни (институт, работа), и круг общения расширяется, к тому моменту уже возникает стойкая привычка чувствовать себя «не как все» и на этой почве стесняться себя, думать, что не не имеешь права быть собой. А при попытках знакомств постоянно испытывать сомнения в своей привлекательности. К тому же, чем старше возраст первых отношений, тем сильнее страх: «а что он подумает, узнав, что я никогда не….» И, чем больше лет, тем больше страх. И опять «не такая как все», потому что все уже давно….

Вернемся к Полине. Последние классы школы прошли в учебе, которая ее увлекала, и опять она здесь не совпала со сверстниками — большинству из них учеба вообще не была интересна. А дальше институт, где случилась пара влюбленностей, не то, чтобы глубоких, но один мальчик оказался недостаточно решительным, чтобы проявить инициативу, а другой оказался тайно влюблен в другую. Как только Полина об этом узнала — порвала начинающиеся отношения, не хотела, чтобы ее использовали. На этом послужной список кончился — Полина устроилась на работу. А там — женский коллектив. И уже через год Полина поняла: надо что-то делать. Однако, бежать в объятия к первому встречному не торопилась. Сначала были попытки сблизиться с кем-то на почве общих интересов — различные мастер-классы, семинары, студии — хотела поближе узнать потенциального мужчину как человека, но и там как-то не задалось. И тогда Полина решила копать глубже.

Собственно, судьба Ассоль довольно типична для определенного сорта девушек нашего времени. Они либо слишком умны для своей среды, либо слишком чувствительны.

Читайте также статью про особо чувствительных людей: «Повышенная чувствительность, ВЧЛ: что это такое?»

А родители либо не обращали на них особого внимания, либо вдалбливали что-то, что шло в разрез с ощущениями самой девушки. И дело совсем не в любовных романах, а скорее в понимании, пришедшем изнутри, что секс без любви, без чувств, «для здоровья и ради интереса» — это просто не ее путь.

На мой взгляд, женская природа — более цельна. В отличие от мужчин, которых изначально учат «не чувствовать» (точнее — не проявлять своих чувств, не показывать их, что многими приравнивается к полной нечувствительности), женщин хотя бы не учат этому в такой мере. И потому у женщины изначально нет потребности разграничить себя на массу сегментов. В силу определенных процессов нашей цивилизации какое-то расщепление все равно происходит, но многие женщины сохраняют больше цельности. А потому нуждаются в интегральном желании. Если проще — это когда чего-то хочется и телом, и чувствами, и умом. Для женщины цельной невозможен секс как «просто секс». Важны и чувства к партнеру, эмоциональная близость, и в равной степени важно уважать его как мужчину и личность. И, можно сказать, вот он принц — и нравится внешне должен, и уметь разбудить чувства девушки, и уметь резонанс этим чувствам создать, и чтобы было за что уважать, а следовательно, должен быть сформированной личностью.

А где такого взять среди юношей? Если вы читали «Алые паруса», вы помните, какую школу жизни для себя выбрал Грей. Он мог бы просто жить как сын своих довольно обеспеченных родителей и наслаждаться богатством и знатностью. Но он сам выбирает проходить определенный путь. Понимать жизнь от самого низа — от незамысловатых матросов до капитана судна. Терпеть тычки, пинки и ругательства, участь мальчика на побегушках и в итоге подняться до мужчины, которого есть за что уважать. Пройти через лишения и победы дальних странствий, переболеть всеми возможными болезнями взросления, набрать опыт. Кто из современных юношей решается на такое? Кто отваживается поплыть в плавание по взрослым морям без поддержки родителей и друзей? И как много выживает и становится на ноги из тех, кто пробует? Иными словами, много вы знаете в своей жизни действительно взрослых и зрелых мужчин, которым было бы меньше тридцати? А ведь многие всерьез не взрослеют даже к пятидесяти….

Почему получилось у Ассоль и почему не получается у тех, кто ждет порой годами? Вопрос в соответствии предмета и ожиданий. Ассоль, если вдуматься, была довольно сильным человеком. Не заискивала, несла с достоинством свою инаковость. Не просила ничего и ни у кого. Относилась с добром только к тому, кто был способен на такое же добро относительно нее. Могла постоять за себя при необходимости. И вкладывала в свой внутренний мир. Формировала веру. Формировала убеждения, мировоззрение. Не поддавалась унынию. Переживала свои страдания. Никто не видел эту тонкую душевную работу, но я больше чем уверен — она была.

Множество пар, которые мне довелось видеть, подводят меня к одному и тому же выводу каждый раз: партнеры всегда соответствуют друг другу. У них могут быть разные увлечения, разные точки зрения, разные мотивы, но в каком-то сущностном уровне зрелости всегда прослеживается глубинное сходство. А недостатки часто оказываются зеркальным отражением. И именно за счет этого осуществляется задача развития — самая фундаментальная задача, которая есть у человека и с точки зрения природы и с точки зрения духовности, если угодно — Бога.

Чему меня может научить партнер, который глубинно на ином уровне развития? Скорее вызовет непонимание — и все. Такие союзы недолговечны. Другое дело, если партнер базово на том же уровне, но в какой-то одной сфере превосходит развитием меня, а в другой я превосхожу его. И именно на этом уровне происходит взаимное обучение: порой добровольно, если оба партнера осознаны. Порой — через массу конфликтов, если оба привыкли доказывать свою правоту и превосходство. Важно другое — мы чаще всего связаны с партнером общим уровнем. Пара формируется еще до того, как произойдет встреча.

Объясняется это просто: у нас ведь есть не только левое полушарие, но и правое. Условно, если человек уверен в том, что он «недостаточно хорош», этот сигнал будет считываться правым полушарием всех потенциальных партнеров. Мы чувствуем другого целиком, схватываем в одно касание правым полушарием, даже если не отдаем себе в этом полного отчета. Но «почему-то» мы проходим мимо или задерживаемся. По этому закону на неуверенного в себе человека среагирует только тот, кто наоборот, склонен унижать другого, давить или ставить жесткие условия. А вот тот, кто готов в отношениях уважать — пройдет мимо. Его ничему не может научить не соответствующий его уровню партнер. Сознанием мы можем себе ставить какие угодно цели — хоть принца, хоть олигарха, но мироздание не опирается только на нашу сознательную часть. Наше подсознание куда объемнее сознания. И потом вселенная даже больше опирается на этот неосознанный слой. Соответственно, если у человека есть непроработанная неуверенность в себе — ее кто-то должен актуализировать, сделать видимой, осознанной для каждой из сторон. Вот и появляются на свет отношения с жесткой связкой «тиран — жертва». Потенциальная жертва всегда найдет себе потенциального тирана, и наоборот. И этот тандем будет функционировать именно так, пока каждый не осознает свою роль и не попытается что-то изменить в себе. Не получится в одних отношениях — мироздание дает другие по тому же сценарию.

Если же девушка вырастит в себе то, что вырастила в себе Ассоль — цельность, внутреннюю силу, веру в себя и судьбу, во что-то хорошее, упорство в достижении целей, доверие мирозданию, умение уважать себя и свои желания, то естественным образом она может рассчитывать на принца. Ведь он сам тоже вырастил себя — и силу, и веру, и достоинство и мужество и честь. И потому он тоже будет искать чутьем такую же, своего уровня, Ассоль.

Меж тем, в ожидании принца можно встретить две крайности. Первая — когда девушка в общем-то не повзрослела. Не вышла еще из позиции «папиной дочки» (или маминой, без существенной разницы). Эта детская позиция «дайте мне весь мир за мои красивые глаза» часто возникает, когда девочка в семье очень желанная, долгожданная, как правило — единственный ребенок, и очень избалованная. В таких случаях родители буквально теряют голову от любви, готовы исполнить любую прихоть. Детство и юность таких детей проходит безоблачно — у них есть практически все, что пожелают, мама и папа (или один родитель) очень зависимы от эмоционального состояния дочки, а потому девочка легко манипулирует родителями с помощью слез, капризов, обид и истерик. И усваивает на бессознательном уровне эту тактику как единственную действенную. А договариваться, взаимодействовать и что-то в себе строить и выращивать — ее никто не учит. В глазах своих родителей она беспредельно хороша и так.

Часто родители в подростковом возрасте и юности оберегают девочку от повышенного мужского внимания, но она легко идет на уступки требованиям родителей и не особо увлекается личной жизнью. Ведь мама и папа (или даже кто-то один) так много дают ей эмоций и так зависимы от нее, что ей пока хватает признания, одобрения, похвалы. А внешний мир — не очень-то он и дружелюбный, кто знает, удастся ли там воцариться так же, как и дома? Но приходит момент, когда даже и с точки зрения родителей «пора» строить личную жизнь. И ясное дело, не с кем попало, а с принцем. Такая принцесса меньшего не достойна! Но вот беда — принцев либо не водится в округе, либо они отвергают принцессу, либо принцы оказываются «дутыми». И это самый частый финал в таком варианте.

Потому что если девушка не повзрослела внутренне, все еще живет по лекалам ребенка, то и принц ей достается соответствующий. Тот, который актуализирует ее невзрослость, бескомпромиссность, эгоизм, требовательность, неумение договариваться.

Как правило, внешне «умный и образованный, из хорошей семьи» тоже оказывается маменькиным сынком, избалованным, категоричным, с трудом способен справляться со своими эмоциями. Разрывы, конфликты бывают очень бурными и травматичными. И наша несостоявшаяся Ассоль переходит в другой лагерь — лагерь неуверенных в себе.

Эти девушки изначально были лишены поклонения и одобрения в родительской семье. Очень часто встречаются варианты, где девушку воспитывала одна мать, и тем самым девушка оказывается не в курсе тех бытовых мелочей, проблем, возникающих и решающихся периодически в полных семьях. Это добавляет красок — такую девушку впоследствии сильно пугают любые типично мужские проблемы, о которых она не была осведомлена, и девушка способна сделать слишком категоричные выводы о мужчине, потенциальном избраннике. Но даже если девушка росла в полной семье, каркас будущей «девушки в ожидании» формирует во-первых, хроническая критика, сравнения, выговоры за несоответствие ожиданиям — и тогда она сама в своих глазах всегда оказывается хуже других, недостаточно красивой, недостаточно умной, недостаточно талантливой и т. д.

Во-вторых, такая девушка может развиваться в каком-то другом ключе или другими темпами. Если это девушка с хорошим интеллектом — скорее всего, она попадет в число «ботаников» и станет отвергнутой большинством. Или, если там сильнее чувствительность и творческий элемент — она будет для всех «странной», «чокнутой», и с годами сильнее будет замыкаться. А бывает и то и другое. И если все это сочетается с отсутствием поддержки дома (даже если нет жесткой критики, может быть просто равнодушие к внутреннему миру) — неуверенность крепнет, уход в себя становится все более заметным, отвержение внешнего мира все более сильным. И так по цепочке.

В итоге такой девушке начинает казаться, что если и есть на свете какой-то такой принц, то он точно должен быть каким-то неземным субъектом, чтобы суметь пробиться к ней сквозь ее броню и к тому же отыскать ее среди невзрачных серых мышек, каковой она себя считает. И достоинства принца растут день ото дня, а задача для него все сложнее и сложнее….

На самом деле, оба типа часто пересекаются. Ведь серая мышка часто делает ставку на свой внутренний мир — зато у нее есть умение любить как ни у кого другого, у нее есть тонкая чувствительность, которая способна понять все сложные внутренние сплетения принца и постичь его умные замыслы…. И в этом плане она отчасти уподобляется принцессе, которая на внешнем уровне убеждена в своей неотразимости, привлекательности, но внутри себя очень боится оторваться от маминой и/или папиной руки и испытывает дикий ужас перед той взрослой жизнью, в которой придется решать проблемы и нести ответственность. Есть еще один момент, сильно отличающий «ждущих принца» от тех, кто пробует эту реальность в любых ее проявлениях. Сильный страх. Ранимость, граничащая с обнаженностью нервной системы. На деле уверенная в себе внешне принцесса столь же уязвима, сколь и серая мышка. Каждая из них несет в себе особенную степень неуверенности, которую очень тяжело обнажать. Но с другой стороны, в каждой ждущей принца есть потенциальная Ассоль, и ее просто нужно раскрыть.

Само «положение Ассоль» — не обязательно приговор или диагноз. Наоборот — это определенный ресурс. Если вы оказались в таком положении — значит, вы уже в чем-то были не такая, как многие, вас что-то отличало от обычной картины. И значит, в вас есть нечто большее, чем в других. Если это найти и правильно выгранить. Потенциальная Ассоль — всегда в чем-то странная. Но при этом она не утратила способности хотеть всего вместе — и телесного зова, и чувств и уважения. И это очень важно.

В нашей культуре цельность теряется довольно рано. Ум начинает дробить человека на сегменты, и потом ему очень сложно собрать себя воедино. Особенно когда попробован «просто секс», и «просто дружба+ секс», а потом «просто свободные отношения» или отношения в стиле «я его люблю, но не уважаю» и «уважаю, но не хочу». Привычка к отношениям каким-то одним сегментом закрепляет эту разорванность в женщине, и ей потом все труднее и труднее встроить себя в ту миссию, к которой большинство женщин все-таки приходит: семья, рождение ребенка. А там нужна цельность. Меж тем порой женщина, которая прошла через череду отношений одним краем себя, с трудом может наконец выбрать того, кто отвечал бы всем ее потребностям по-настоящему. Потому что у нее была очень хорошая дружба отдельно, или был отдельно хороший секс, а отдельно еще были люди, которых она уважала и «…если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича — я бы тогда тотчас же решилась. А теперь поди подумай!…»

Вернемся к Ассоль. Она была очень цельным человеком. И если вы в таком же положении — вероятно, вам все еще хочется вложиться в отношения всей собой. И в вас обязательно есть эта цельность. Ее можно обнаружить и опереться на нее.

Как? Это в общем-то происходит в терапии чаще всего. Нет какой-то одной четкой инструкции.

Но психолог в этом случае направляет усилия в одно русло: научить слушать свои чувства, научить отличать их от фантазий ума, научить слушать свое тело, распознавать свои истинные желания, помочь принять себя, увидеть в себе достоинства, силу, красоту, помочь осознать право быть такой, какая есть. И девушка в итоге выходит из бесконечных фантазий в плоскость реального опыта контакта.

Быть собой — это то, что однозначно стоит делать. Меж тем «пытаясь понравиться» девушка рождает огромную кучу проблем. От того, что девушка не позволяет себе говорить и делать что хочет, в паре возникает напряжение. Растет неуверенность и страх. Мозг постоянно занят домысливанием за партнера, а домыслы могут с реальностью не совпадать. Разочарование растет. Партнер тоже чувствует это напряжение, пытается угадать, что не так, не угадывает, действует не так, как девушка ждала, разочарование еще сильнее у обоих. Ему кажется, что она его не принимает, а ей — что он ее.

Требуя, девушка тоже не достигает результата: он считает, что она его не одобряет, что он «недостаточно хорош». Он обижается, выливает злость на нее. Она разочаровывается — «он для меня ничего не хочет делать, я ничего не значу». Он думает: «она меня не одобрила, она не любит меня, а только использует». Разочарование растет. Ассоль не увидела свои алые паруса, Грей не встретил девушку мечты.

Хотя все могло бы быть иначе, будь каждый собой. «Посмотри, вот я. Я — такая. Если ты готов принять меня такой, то приходи в мою жизнь. Если не готов — просто уходи». И это не ультиматум. Это не значит «он должен принять все и сразу». И тем более не значит «он должен оправдать мои ожидания». Это значит показать свой уровень, свою базу, обозначить, что действительно важно, а с чем можно примириться и о чем договориться. И дать человеку право на выбор, а не настаивать на «ты должен обязательно меня полюбить». Он не должен. Если не он — значит, кто-то другой.

Сможете ли вы день ото дня играть игру, если вы показали принцу только какой-то кусочек себя, а остальное «дорисовали» под его вкусы? Как надолго вас хватит? И не возненавидите ли вы его потом за то, что живете в постоянном напряжении? А он вас за то, что вы «вдруг» перестали оправдывать его ожидания? А тем более, если начали с требований и претензий?

Полина прошла весь этот путь в терапии. Научилась отличать свои чувства и желания от фантазий ума. Поняла, какие вещи в мужчине ей действительно нужны, а какие требования она выдвигала лишь потому, что «так было принято». Стала с уважением относиться к своему пути — «да, что ж, значит, мое время просто еще не пришло, кому это не нравится — может не строить со мной отношений». Пересмотрела очень многие установки об отношениях. Стала раскованнее в жестах, движениях, словах, перестала переживать за то, понравится она или нет — ведь она все равно останется собой, и важно, чтобы ее принимали такой какая она есть. Если человек изначально к этому не готов — им просто не по пути. Она осознала, что ей действительно есть, что предложить мужчине. И в то же время научилась понимать, что другой — тоже живой человек. И он не всегда сможет «пробиться» или «догадаться». Иногда надо просто сказать, поговорить, открыться и обсудить.

А потом началась практика. В реальной жизни с появлением алых парусов на горизонте все только начинается. И Ассоль и Грею приходится учиться разговаривать друг с другом, озвучивать свои ожидания, делиться чувствами, проходить через опыты конфликтов и все глубже проникать друг в друга.

Как ни странно, нынешний муж Полины совершенно не испугался отсутствия опыта, скорее даже наоборот — говорил: «какая ты редкая птица, что дождалась». Они живут в браке уже несколько лет, и оба уверены: это — на всю жизнь. Так что можно сказать — Полина вырастила в себе Ассоль и дождалась свои алые паруса. Но то, какую огромную душевную работу она проделала, я знаю как никто. И поэтому уверен: рядом с ней действительно Грей — сильный, решительный, цельный, ответственный и достойный. Просто потому, что она сама смогла стать именно такой.

автор статьи: психолог Антон Несвитский